Судебная практика по оспариванию завещания

Верховный суд объяснил, кто и как может оспорить завещание

Судебная практика по оспариванию завещания

Недавно Верховный суд РФ проверил результаты работы своих коллег из питерских судов, которые слушали дело о признании завещания недействительным. С итогами рассмотрения спора Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ не согласилась.

В последние годы иски об оспаривании последней воли умершего человека стали весьма распространенными. Суды по требованию родственников или знакомых, которых не помянули в завещании, пересматривают последнюю волю человека. Иногда спустя годы после его смерти.

Как правило, истцы идут в суд, доказывая, что человек, подписавший завещание, не мог про них забыть. А если действительно забыл, то это говорит о его психическом и физическом нездоровье, и поэтому такое завещание надо срочно отменить.

В нашем случае в суд с иском к получателю наследства и нотариусу, его оформившему, пришел дядя умершего племянника. В суде он объяснил, что после смерти родственника обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства по закону.

Но в выдаче свидетельства ему было отказано по той причине, что его племянник при жизни оставил завещание, в котором он не упомянут. Документ оформлял другой нотариус, а получателем был незнакомый ему гражданин.

По мнению истца, это завещание на чужого человека надо признать недействительным, так как его племянник видел плохо и сам вряд ли мог прочесть текст. Да и подпись под завещанием внушает ему большие сомнения.

561 тысяча завещаний удостоверена за год нотариусами (данные министерства юстиции)

Районный суд дяде отказал в иске, а городской с таким решением согласился.Обиженный истец обратился в Верховный суд. Там дело перечитали и заявили, что питерские суды допустили “нарушения норм материального и процессуального права”.

Вот что показала проверка. Племянник еще в 2000 году составил завещание в пользу своего дяди, которому отписал свое имущество.

Спустя десять лет он написал еще одно завещание в пользу дяди – добавил еще к завещанному свою часть в праве собственности на квартиру.

Но спустя два года другой нотариус удостоверил третье завещание племянника. По нему все имущество должно перейти незнакомому родным человеку.

Сочинец заказал убийство родителей ради предстоящего наследства

Из текста завещания, подчеркнули в Верховном суде РФ видно, что распоряжения племянника записаны нотариусом с его слов, им прочитаны и собственноручно подписаны. Спустя три года племянник умер.Через месяц после похорон его дядя пошел к нотариусу за наследством, но в выдаче свидетельства ему было отказано.

Районный суд, отказывая дяде в иске, записал, что тот не представил доказательства, опровергающие факт самостоятельного подписания племянником завещания. Городской суд с этим выводом согласился.

Суды по искам родных, не упомянутых в завещании, пересматривают последнюю волю человека даже спустя годы

Зато поспорил Верховный суд. Он напомнил 1118-ю статью Гражданского кодекса, что распорядиться имуществом можно только путем написания завещания и это надо сделать лично.

Нотариально удостоверенное завещание должно быть написано либо самим гражданином, либо с его слов нотариусом, который делает пометку – почему человек не писал сам (статья 1125-я Гражданского кодекса). Нарушения этих положений делают завещание недействительным.

А вот описки и мелкие нарушения порядка составления завещания не сделают его незаконным, так как “не влияют на понимание волеизъявления завещателя”.

Был пленум Верховного суда по делам о наследстве (N 9 от 29 мая 2012 года). Там разъяснено, что написание завещания от имени наследодателя посторонним – это основание для признания завещания недействительным, так как нет волеизъявления умершего по судьбе его добра.

В последние годы иски об оспаривании последней воли умершего человека стали весьма распространенными

По мнению истца, племянник не подписывал завещание – был практически слеп. Но, судя по содержанию завещания, это не так. Нотариус, к которому подан иск, в суде рассказала, что племянник читал и подписывал его сам, используя из-за слабости зрения увеличительное стекло.

По просьбе этого нотариуса суд назначил экспертизу подписи. Вывод почерковедов – племянник подписал документ сам. А еще суд по требованию истца назначил посмертную медэкспертизу состояния зрения завещателя. Эксперты сказали, что прочитать текст ни в очках, ни с лупой он не мог из-за “необратимых нарушений функций зрения”.

Предложено упростить процедуру вступления в наследство

Узнав про это заключение, истец попросил назначить вторую почерковедческую экспертизу. Но суд ему отказал. И сделал вывод, что раз подпись под завещанием натуральная, выводы, что племянник ничего не видел, можно не принять во внимание, так как неизвестно, каким было зрение на момент подписания завещания.

Верховный суд подчеркнул – судебно-медицинская экспертиза заявила, что нарушение зрения носит необратимый характер. В таком случае заявление райсуда о том, что неизвестно, какое зрение было у завещателя на момент подписания документа, необоснованно. Суд вообще не исследовал, а мог ли сам племянник прочитать завещание.

По мнению Верховного суда, коллеги не исследовали все фактические обстоятельства дела. Поэтому спор надо рассмотреть по новой с самого начала.

Источник: https://rg.ru/2018/03/12/verhovnyj-sud-obiasnil-kto-i-kak-mozhet-osporit-posledniuiu-voliu-cheloveka.html

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 сентября 2018 г. N 14-КГ18-28 Принятые ранее судебные акты об отказе в иске о признании завещания недействительным отменены, а дело передано на новое рассмотрение, поскольку присутствие при составлении, подписании, удостоверении завещания лица, в пользу которого оно составлено, является основанием для признания завещания недействительным

Судебная практика по оспариванию завещания

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Горохова Б.А., Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Жимериной Людмилы Викторовны к Шушариной Ольге Евгеньевне о признании завещания недействительным по кассационной жалобе Жимериной Людмилы Викторовны на решение Центрального районного суда г. Воронежа от 17 ноября 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 8 февраля 2018 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., выслушав объяснения представителя Жимериной Л.В. – адвоката Филатовой Л.С., поддержавшей доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Жимерина Л.В. обратилась в суд с иском к Шушариной О.Е. о признании завещания недействительным.

В обоснование своих требований истец указала на то, что 29 мая 2017 года умерла её бабушка Жимерина М.И., после смерти которой открылось наследство в виде доли в квартире, расположенной по адресу: …

Полагая, что является наследником на вышеуказанную долю в квартире по завещанию от 13 февраля 2006 года, Жимерина Л.В. обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства.

При обращении к нотариусу ей стало известно, что 14 января 2016 года Жимерина М.И. составила новое завещание, удостоверенное нотариусом нотариального округа город Воронеж Давыдовой Е.Н.

, по которому принадлежащую ей на праве собственности долю квартиры завещала Шушариной О.Е.

Обращаясь в суд с иском о признании завещания от 14 февраля 2016 года недействительным, Жимерина Л.В. ссылалась на то обстоятельство, что в момент составления завещания Жимерина М.И. не могла понимать значение своих действий и руководить ими в силу имеющихся у неё заболеваний.

В процессе судебного разбирательства Жимерина Л.В. изменила основание заявленных требований, указав на то, что при удостоверении завещания нотариусом нотариального округа город Воронеж Давыдовой Е.Н. были допущены нарушения порядка составления и оформления завещания, а именно нарушена тайна завещания, что свидетельствует о его недействительности.

Решением Центрального районного суда г. Воронежа от 17 ноября 2017 года в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 8 февраля 2018 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Жимериной Л.В. ставится вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшихся судебных постановлений ввиду существенного нарушения норм материального права.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А.

от 27 июня 2018 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А.

от 27 августа 2017 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Истец Жимерина Л.В., третьи лица Шушарина В.Н. и нотариус Давыдова Е.Н., надлежащим образом извещённые о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явились и не сообщили о причине неявки. Ответчик Шушарина О.Е. представила ходатайство о рассмотрении дела в её отсутствие.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные законом для удовлетворения кассационной жалобы и отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций были допущены такого характера существенные нарушения норм материального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление нарушенных прав Жимериной Л.В.

Жимериной М.И. на праве собственности принадлежала доля в квартире, расположенной по адресу: …

Согласно завещанию, удостоверенному 13 февраля 2006 года и.о. нотариуса нотариального округа город Воронеж Давыдовой Е.Н. – Давыдовым И.Ю., Жимерина М.И. завещала принадлежащую ей долю в указанной квартире внучке Дороховой (Жимериной) Л.В. (л.д. 6).

Завещанием от 14 января 2016 года, удостоверенным нотариусом нотариального округа город Воронеж Давыдовой Е.Н., Жимерина М.И. завещала указанную долю в квартире внучке Шушариной О.Е. (л.д. 39).

29 мая 2017 года Жимерина М.И. умерла (л.д. 7).

Разрешая спор, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 1118, 1119, 1123, 1124, 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года N 9 “О судебной практике по делам о наследовании”, исходил из того, что завещание в пользу Шушариной О.

Е. составлено со слов Жимериной М.И., то есть в завещании отражена воля завещателя, завещание подписано завещателем собственноручно, подлинность подписи не оспорена, доказательств составления завещания помимо воли наследодателя не представлено, в связи с чем пришёл к выводу об отсутствии оснований для признания оспариваемого завещания недействительным.

При этом суд также указал на то, что само по себе присутствие лица, в пользу которого было составлено завещание, при его составлении, не может являться безусловным основанием для признания его недействительным.

https://www.youtube.com/watch?v=LppEWMUj8Zk

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает выводы судов основанными на неправильном применении норм материального права, регулирующих возникшие правоотношения.

Согласно положениям статьи 1124 Гражданского кодекса Российской Федерации завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом.

Удостоверение завещания другими лицами допускается в случаях, предусмотренных пунктом 7 статьи 1125, статьей 1127 и пунктом 2 статьи 1128 настоящего Кодекса.

Несоблюдение установленных настоящим Кодексом правил о письменной форме завещания и его удостоверении влечет за собой недействительность завещания.

В силу абзаца 3 пункта 2 статьи 1124 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, когда в соответствии с правилами данного Кодекса при составлении, подписании, удостоверении завещания или при передаче завещания нотариусу присутствуют свидетели, не могут быть такими свидетелями и не могут подписывать завещание вместо завещателя, в том числе лицо, в пользу которого составлено завещание или сделан завещательный отказ, супруг такого лица, его дети и родители.

В соответствии со статьёй 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации при нарушении положений настоящего Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание) Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года N 9 “О судебной практике по делам о наследовании”, завещание может быть признано недействительным по решению суда, в частности, в случаях: несоответствия лица, привлеченного в качестве свидетеля, а также лица, подписавшего завещание по просьбе завещателя (абзац второй часть 3 ст. 1125 ГК РФ), требованиям, установленным пунктом 2 ст. 1124 ГК РФ; присутствия при составлении, подписании и, удостоверении завещания или при его передаче нотариусу лица, в пользу которого составлено завещание или сделан завещательный отказ, супруга такого лица, его детей и родителей (п. 2 ст. 1124 ГК РФ); в иных случаях, если судом установлено наличие нарушений порядка составления, подписания или удостоверения завещания, а также недостатков завещания, искажающих волю завещателя.

По смыслу вышеуказанных норм права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации присутствие при составлении, подписании, удостоверении завещания лица, в пользу которого оно составлено, является основанием для признания завещания недействительным.

Таким образом, пункт 2 статьи 1124 Гражданского кодекса Российской Федерации запрещает присутствие при составлении завещания лиц, в пользу которых составлено завещание или сделан завещательный отказ, супруга такого лица, его детей и родителей в качестве свидетелей. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации указывает на присутствие указанных лиц при составлении завещания, вне зависимости от их статуса, как на основание для признания завещания недействительным.

Как установлено судом и не оспаривалось сторонами, в момент составления, подписания и удостоверения завещания от 14 января 2016 года вместе с завещателем Жимериной М.И. и нотариусом нотариального округа город Воронеж Давыдовой Е.Н., присутствовали Шушарина О.Е. – лицо, в пользу которого было составлено завещание, а также её мать Шушарина В.Н., при них текст данного документа был оглашён.

Учитывая, что нотариусом нотариального округа город Воронеж Давыдовой Е.Н. были допущены нарушения порядка составления и оформления завещания от имени Жимериной М.И., то есть, нарушена тайна завещания, выводы судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии оснований для признания оспариваемого завещания недействительным, нельзя признать правильными.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Жимериной Л.В., в связи с чем решение Центрального районного суда г. Воронежа от 17 ноября 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 8 февраля 2018 года подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Центрального районного суда г. Воронежа от 17 ноября 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 8 февраля 2018 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Председательствующий: Юрьев И.М.

После смерти бабушки внучка обратилась к нотариусу. Она считала, что ей завещана доля в квартире. Оказалось, что есть новое завещание на другую родственницу. Внучка оспорила второе завещание в суде. Ей отказали, но Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение.

При составлении, подписании, удостоверении завещания в качестве свидетелей не могут присутствовать люди, в пользу которых оно оформлено, их супруги, дети и родители. Нарушение этого запрета – основание, при котором суд может признать завещание недействительным. В спорном случае завещание как раз оформлялось в присутствии родственницы, на которую оно составлено, и ее матери.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71967870/

Оспаривание завещания: судебная практика

Судебная практика по оспариванию завещания

За шестнадцать лет действия третий части Гражданского кодекса суды выработали определенные подходы к разрешению гражданских дел, предметом которых является оспаривание завещания.

Рассмотрим некоторые аспекты применения судами положений наследственного права, связанных с признанием последней воли недействительной.

Поскольку тема многогранна и практически неисчерпаема, остановимся на отдельных аспектах оценки судами доводов и доказательств, представляемых наследниками.

Ничтожно или оспоримо

По своей сути завещание – сделка, совершенная в одностороннем порядке. Поэтому оспаривание распоряжения умершего возможно, как по основаниям, установленным разделом V ГК РФ, так и по общим правилам, предусмотренным § 2 главы 9 ГК РФ. Такой подход был сформирован Постановлением ВС РФ № 9 от 29.05.2012 года (см. п. 21).

Этим же постановлением верховный судебный орган ответил на вопрос какие из специальных оснований делают документ ничтожным, а какие – оспоримым, перечислив их частные случаи (см. п. 27).

Важно! Ошибки в указании даты и адреса совершения документа, корректировки и описки, не влияющие на понимание желания завещателя, не могут являться основанием для оспаривания распоряжения.

Порок воли

Одно из самых распространенных оснований объявления завещания недействительным – порок воли завещателя. Наследодатель должен быть не только полностью дееспособным, но должен понимать свои действия и управлять ими непосредственно при совершении завещания.

Как доказать, что умерший не отдавал отчета своим поступкам, а процедура нотариального удостоверения проводилась формально, ее результаты не отражают действительной воли завещателя.

Анализ судебной практики показывает – решение суда, в первую очередь, зависит от заключения экспертизы, проведенное во время разбирательства.

Показательным является постановление Санкт-Петербургского горсуда № 44г-26/2017 от 01.02.2017 года. Спор о признании недействительным нового завещания, отменившего предыдущее, прошел три инстанции.

Районный суд, оценивая показания свидетелей, объяснения нотариуса, свидетельствующие о дееспособности завещателя, с одной стороны, и заключение экспертизы о том, что заболевание наследодателя не позволяло ему руководить своими действиями, с другой стороны, согласился с истцом и объявил завещание недействительным по основанию, предусмотренному статьей 177 ГК РФ.

Апелляционная инстанция отдала предпочтение доводам ответчика, решение отменила. Президиум городского суда апелляцию не поддержал, вернул дело на новое рассмотрение.

В постановлении кассационная инстанция указала:

  • свидетельскими показаниями могут быть установлены только события, говорящие об особенностях поведения наследодателя, о совершаемых им деяниях и об отношении к ним;
  • установление психического расстройства, степени, отсутствия болезни требует специальных знаний, ни свидетели, ни удостоверивший завещание нотариус, ни суд таковыми не обладают.

Аналогичное дело слушалось Московским городским судом (см. определение от 24.11.2014 г. № 33-46686/2014), в котором факт порока воли завещателя был подтвержден не только заключением медицинской комиссии, но и свидетельскими показаниями.

Люди, общавшиеся с умершим, рассказали суду, что наследодатель часто не узнавал их, не мог говорить. Опираясь на мнение медиков, подтвержденное обстоятельствами, установленными показаниями свидетелей, суд признал завещание недействительным.

Порядок совершения

Особенность завещания как сделки в том, что правовые последствия наступают после смерти наследодателя. Оставленное распоряжение не может быть уточнено, дополнено, изменено, ведь волеизъявитель умер. Отсутствие возможности выяснить действительную волю завещателя, открывает возможности для злоупотреблений, поэтому закон строго регламентирует порядок составления завещания.

Важно! Нарушение порядка составления и удостоверения – безусловное основание считать завещание недействительным. Суды внимательно исследуют обстоятельства, при которых совершено завещание, порядок его удостоверения.

Интересным представляется дело, рассмотренное Санкт-Петербургским городским судом, собравшее в себя практически все возможные нарушения правил о совершении завещания (см. апелляционное определение от 24.03.2015 года № 33-4852/2015).

Наследники оспаривали завещание, удостоверенное дежурным врачом больницы. В обоснование своих требований истцы указали на следующие пороки формы и недостатки составления документа:

  • текст составлен заблаговременно, не прочитан непосредственно завещателем, причины, препятствовавшие этому, не указаны в документе;
  • смысл ст. 1149 ГК РФ умершему не разъяснялся;
  • личность умершего не устанавливалась;
  • день рождения умершего записан неправильно;
  • при составлении завещания находился выгодоприобретатель – жена наследодателя.

Судьи согласились с доводами наследников, указав следующее:

  • несоблюдение правил составления завещания, его удостоверения, влечет за собой ничтожность распоряжения;
  • завещатель должен подписать документ в присутствии лица, удостоверяющего действие, и одного свидетеля;
  • несоблюдение законоположений о порядке составления и свидетельствования завещаний, а также наличие ошибок, искажающих последнее волеизъявление, влекут его недействительность.

Не все пороки формы завещания влекут за собой признание его нелегитимным. В деле № 33-26099/2014, рассмотренном Московским городским судом (см. апелляционное определение от 02.10.2014 г.

), было установлено, что при составлении текста распоряжения была допущена ошибка в фамилии наследника, исправленная помощником нотариуса.

Суд не придал значения этому факту, указав, что внесенные в завещание исправления не свидетельствуют о каком-либо пороке завещания либо пороке волеизъявления завещателя.

Подлог

Зачастую наследники оспаривают последнюю волю умершего, основывая свои требования на подделке подписи. Роспись завещателя визуально может значительно отличаться от его обычного письма. Причины могут быть разными: волнение, состояние здоровья, внешние условия. Разобраться без специальных знаний невозможно.

В этом случае суды обязательно назначают почерковедческую экспертизу, проводимую путем сравнения подписи на документе с другими образцами почерка умершего. Заключение специалиста имеет важнейшее значение для принятия решения. Категоричное и обоснованное мнение эксперта, составленное правильно, не оставляет сомнений у суда.

Предположительные выводы специалиста, вступающие в противоречие с другими доказательствами, как правило, отклоняются судьей.

Экспертное заключение должно соответствовать требованиям законодательства о порядке назначения и проведения специального исследования. По каким критериям суды оценивают работу специалистов видно на примере дела, рассмотренного в городском суде Санкт-Петербурга.

В апелляционном определении от 17.02.2015 года № 33-2738/2015 судебная коллегия горсуда северной столицы, оценивая заключение эксперта, указала:

  • судебная экспертиза проведена в порядке, установленном ст. 84 ГПК РФ;
  • проверка выполнена в соответствии с правилами ст. 86 ГПК РФ;
  • исследование выполнено компетентным специалистом, предупрежденном об уголовной ответственности;
  • иные материалы дела не противоречат мнению эксперта.

Все это дало основание суду не сомневаться в показания «профессионального свидетеля» – эксперта.

Заключение

Судебная практика по делам об оспаривании завещаний устоялась. Суды на местах широко используют принципы рассмотрения дел о наследовании, сформулированные верховной инстанцией. Большое значение имеют результаты специальных исследований, проводимых в рамках рассмотрения дел. Доказательства, представленные сторонами, оцениваются в целом, изучаются все обстоятельства совершения завещания.

Источник: https://PoKodeksu.ru/grazhdanskoe-pravo/nasledstvo/sudebnaya-praktika-osparivaniya-zaveschaniya.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.